послание 2017
новости кино обзоры трейлер фестивали

Послание к человеку-2017: Заметки на полях и выбор критики

Послание к человеку-2017: Заметки на полях и выбор критики

специально для «Телекинета» представляет член жюри ФИПРЕССИ Нина Спутницкая.

лого2Тема столкновения Запада и Востока решается в фильмах, отобранных для конкурса 27 международного кинофестиваля «Послание к человеку» (Message to man) через сопоставление обрядов, ритуалов иллюстрирующих самобытность разных культур. На открытии фестиваля, состоявшейся по традиции на Дворцовой площади Санкт-Петербурга зрители посмотрели новую версию грандиозного «Человека с киноаппаратом» великого авангардиста Дзиги Вертова в сопровождении симфонического оркестра и новой великолепной музыкой молодого композитора Мурата Кабардокова (известного по музыке к «Франкофонии» Александра Сокурова). Изумление, восторг, преклонение перед дерзостью советского авангардиста в преддверие новейших антропологических исследований пришлись как ни кстати.

А кинопанорама демонстрирует невероятную пропасть между европейской и восточной культурой (фильмы Stranger in paradise, Woman like me, Motherland), однако режиссеры отмечают, что диалог начат и ведется на равных. Живой интерес испытывают авторы к проблеме интеграции отдельных людей в систему и их возможностям реализовать себя. Об этом британский «Почти в раю» (Almost Heaven), аргентинский «Володя» (Volodia), голландский «Чужак в раю» (Stranger in paradise) и специальные показы картины Клода Лацмана «Напалм» (Napalm) и «По ту сторону надежды» (The other side of hope) Аки Каурисмяки. Диалог культур складывается прихотливо и неоднозначно. Необходим перевод, и здесь посредником выступает экран, документирующий эмоции.

Приз критики, приз ФИПРЕССИ и приз студенческого жюри фестиваля достался смелой нидерландской картине «Чужак в раю» молодого режиссера Гуидо Хенрикса.

Фильм состоит из пяти глав: динамичного вступления (нарезка эффектных эпизодов, призвана через закадровый комментарий выразить авторскую инстанцию и убедить европейского зрителя, что он в неоплатном долгу перед Востоком), трех актов (документальная стилистика) и эпилога (постановочная часть, замаскированная под съемку скрытой камерой). При этом роль педагога, читающего в первых главах лекции беженцам из стран Ближнего Востока, весьма убедительно исполняет профессиональный актер Валентейн Даненс (Valentijn Dhaenens), в России известный, в частности, по фильмам «Фламандские натюрморты» и «Господин Никто». Итак, документальны в фильме факты, статистические данные, эмоции. Учитель посредством мела и доски моделирует перед беженцами реальную картину жизни в роли эмигранта в Европе, картину будущего своей страны, и озвучивает жестко и дерзко то, что чувствует к беженцам он лично, и что на самом деле думает его окружение о последствиях массовой эмиграции.

Игровой, документальный, анимационный конкурс в режиме наблюдения представили диапазон реакций на вышеозначенную тему: от сочувствия до полного равнодушия. Рисованные фильмы не обошли стороной насущную проблему. В анимационном конкурсе фестиваля были представлены фильмы-исповеди и фильмы-исследования, которые удивительно органично встроены в программу конкурса документальных фильмов. В стиле анимации Пярну сделана «Капля за каплей» (Drop by drop) молодых авторов из Португалии Alexandra Ramires and Laura Goncalves — остроумное визуальное решение сопровождает серия документальных интервью o последних жителей деревеньки, вот-вот долженствующей исчезнуть с лица Земли.

Тема «маленького человека» — центральная тема творчества уроженца Санкт-Петербурга  Достоевского. Герои фильмов «Послания к человеку» это люди, оказывающегося в тисках Системы или во власти одного события. Их проблемы, так или иначе, созвучны проблемам персонажей Федора Михайловича. Например, человечки поглощаются синим небом в фильме М. Мюллера (Michaela Muller) «Аэропорт» (Airport, Швейцария, Хорватия). 

В душном пространстве люди — лишь значки, цифры, символы. Изредка камере удается задержаться на лицах на несколько секунд. Но каждая попытка вырваться из строя заканчивается исчезновением в толпе под мерные звуки объявлений. Монотонность побеждает жизнь. В японском фильме «Рейлмент» (Railment) от Шунсаку Хаяши (Shunsaku Hayashi) люди теряют себя, от них остаются фрагменты, а их движения превращаются в судороги насекомых. Только один человек неподвижен, он замер на месте, но он может нырнуть в иную реальность. У Хаяши человек не сдался системе, но и не победил ее.

А дерзкая, пронзительная, стремительная работа «Злая девочка» (Wicked girl) — победитель в номинации «лучший анимационный фильм ­ потрясает с первых аккордов. В исполнении Аиса Карталя (Ayce Kartal) история группового изнасилования девочки не превратилась в душераздирающую исповедь. Это бег детских воспоминаний, где сюжет рождается через контрапункт цвета и линии, текста и изображения. Бойкий звонкий голосок отметает жесткую версию событий: в малышку не просочилось ничего темного, ее изображение не затронуто пятнами, она по-прежнему дитя, но только зритель уже не увидит лица, лица Злой девочки. Автор работает ограниченной палитрой (желтый, красный, зеленый — основные цвета), и предпочитает рассказывать историю яркими линиями, извлеченными из шариковых ручек. В статусе пятна выступает узор, нарратив выстраивается характерным для детского рисунка способом заполнения пространства. Изобразительный ряд — это попытка ребенка убежать, спрятаться за частностями, за буквами алфавита, и подробностями организованного быта в доме любимых бабушки и дедушки. Героиня судорожно перебирает события своей короткой жизни и размышляет, что случится «после нее»: например, будут ли продавать с молотка ее любимые ботиночки. Монстры есть у каждого ребенка, но детское сознание вытесняет ужас, изымает все человеческое из преследователей. В последнем эпизоде девочка вспоминает Миши — плюшевого медвежонка, символ защиты, предавшего, по версии девочки, мечты, разрушившего планы. Каждая фраза ребенка — афоризм. «Ветер я люблю, потому что его нельзя сфотографировать» — это признание, открывающее рассказ девочки может быть блестящим аккордом и кредо всей документальной анимации, не просто фиксирующей видимый мир, но открывающей зрителю его эмоциональную строну, тайны обыденного, то, что прячется за фактурой документального интервью или события. Сочные цвета и тонкие линии — дрожащие, вибрирующие беспрестанно, — передают ужас и отчаяние ребенка, экранизируют призрачность фантазий и реальность статистических данных об изнасилованиях детей в Турции.

Так, интимное переживание средствами анимации рождает поразительный эффект и все фильмы программы образуют единый организм, стройную композицию. Здесь отсутствуют гендерные или возрастные предпочтения: лирическими героями стали и безымянный прохожий, и конкретная девушка («Таня» из международного цикла «Что я здесь делаю»), и маленькая девочка, и зрелый мужчина на пороге смерти (фильм «Странный случай» / Dziwny przypadek Збигнева Кзаплы), ибо анимация особенным образом документирует реальность, работая, прежде всего, в эмоциональном регистре.

Нина Спутницкая  

(активная ссылка на страницу Телекинета с этой публикацией обязательна)

red

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.