обзоры

Двери Тарантино: семиотика Криминального чтива

 

@Максим Казючиц | 2018-01-02

Криминальное чтиво

Игры постпостмодерна распорядились с дверными проемами по-своему. Фильмы Тарантино — это даже не постмодерн: постмодерн в кино — это 60-е, это Уорхолл с его антифильмами, это Годар и фильмы «На последнем дыхании» или «Weekend». «Криминальное чтиво» — это стилизация, конечно, но совсем не того рода, как у того же же Годара. Тарантино не пытается разрушить или протестовать против жанрового кино, в его конкретном случае — боевик категории «Б», фильмы кунг-фу или спагетти-вестерны. Он просто коллекционирует штампы и собирает из них свой авторский проект, как можно собрать собственную модель из нескольких конструкторов «Лего».
Поэтому двери и дверные проемы кинематографа Тарантино — это цитатные двери и цитатные дверные проемы, но всё вместе — авторский проект уровня Каннского кинофестиваля. В «Криминальном чтиве» дверь — часто синоним хаоса. Бывалые, видавшие виды персонажи нередко вздрагивают от того, что приходится видеть им за приоткрытыми дверьми. Такие проемы/двери имеют, естественно, свою иерархию.
1. Обычная дверь или дверной проем, который предваряет сцену с какой-нибудь трэшем, непотребством. Например, киллеры ведут разговор об эротической подоплеке массажа ступней жены босса, а затем устраивают massacre должникам своего босса. Но в обоих случаях изменение статуса маркируется дверным проемом и дверью.
Дверь/проем разворачивает ситуацию на 360* даже в гипотетической ситуации. Одна из главных фантазий, занимающих умы героев «Криминального чтива», — что будет, если медсестра (она истеричка?), после ночной смены в больнице прийдя домой, встретит на своей кухне мужа, двух киллеров и труп, который те не успели вынести на двор.

ЧтивоНо для этого ей сначала нужно отпереть дверь, за нею будет комната и только потом — труп на кухне. Во всех таких случаях такой проем или дверь ведут к событию не напрямую, а фактически, отсрочивают его.

Кадр из фильма
2. Дверь или дверной проем, открытие которого означает для героя переход в новое для него пространство, которое меняет статус самого героя. Например, живой киллер Винсент только вышел из туалета, но, получив очередь в живот, перестал быть живым. Босс-наркоторговец, оказавшись в подвале у извращенцев, из босса превращается в еще одну жертву извращенцев (ненадолго, правда). Однако семиотические игры с дверями, вариативными пространствами — только начало для Тарантино, его  собственного стиля. 

Продолжение следует…

(Действующая ссылка при цитировании материала — обязательна)

red

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.