новости кино обзоры

Все художники сумасшедшие? — Только хорошие

В российский прокат 7 февраля выходит новый байопик о самом экранизируемом живописце Франции. «Ван Гог. На пороге вечности» с Уиллемом Дефо в главной роли.

@Ренат Иртуганов

Фильм «Ван Гог. На пороге вечности» охватывает время, когда Винсент практически без гроша в кармане переезжает из Парижа в Арль (1888 г.). Именно в этом небольшом прованском городке Винсент освоил более смелую технику живописи, отойдя от мягкости импрессионизма. За 80 дней пребывания там, Ван Гог написал 75 полотен. В картине изображен самый гениальный и самый драматичный период жизни художника. Дружба с Полем Гоген, написание самых лучших своих работ, обострение душевной болезни и трагическая гибель. Несмотря на то что в последние годы было снято немало экранизаций о Ван Гоге (не говоря уже о рисованном байопике «С любовью, Винсент»), картина Шнабеля выделяется на их фоне своей уникальностью, он будто открывает для нас мастера заново. Это не удивительно Джулиан Шнабель не только режиссер, но и художник, чьи работы представлены в музеях современного искусства по всему миру. До фильма «На пороге вечности» он выступил постановщиком пяти лент, среди которых драма «Скафандр и бабочка», получившая премию «Золотой глобус».

Vangog

Роль Ван Гога сыграл Уиллем Дефо, трехкратный номинант на премию «Оскар», известный своим разносторонним актерским талантом. Дефо с успехом играл и Зеленого Гоблина в фильмах франшизы «Человек-паук», и Иисуса в драме Мартина Скорсезе «Последнее искушение Христа».

«Он — единственный, кому по силам была эта роль, — считает Шнабель. — Глубина его личных исследований, физическая выносливость и воображение были выше всяких похвал».

Vangog

Дефо предстояло изрядно пополнить арсенал профессиональных умений и навыков: Шнабель решил, что исполнитель главной роли должен рисовать сам, а не подражать движениям художника. Актер должен был быть вовлечен в эмоциональный процесс рождения картины.

«Я практически погрузился в реальность Винсента, наблюдая за тем, как на холсте слой за слоем рождается шедевр, — рассказывает актер. — Я смог взглянуть на живопись совершенно другими глазами. Я научился чувствовать холст, подбирать оттенки краски, я научился создавать план картины и в то же самое время избегать этого планирования. Самое главное, я понял, что живопись — комбинация вдохновения, импульса, техники, тренировок, а затем и принудительного отказа от тренировок. Этот фильм очень необычен хотя бы тем, что в нем показан процесс, который нечасто увидишь на большом экране».

Его перевоплощение в Ван Гога однозначно стало лучшим за всю историю экранизаций (до этого художника играли Кирк Дуглас, Тим Рот и Бенедикт Камбербэтч). В фильме мы наблюдаем за художником, который работает с невероятным самозабвением, в любую погоду, сжигаемый своей страстью и беспощадным южным солнцем. Он делает это все с таким исступлением, как будто предчувствует свой скорый конец. Старший брат Тео (Руперт Френд) поддерживал душевно нестабильного Винсента деньгами и постоянной опекой, а верный друг Поль Гоген (Оскар Айзек) скрашивал его одиночество.

Взаимоотношения Ван Гога и Поля Гогена — одна из самых запоминающихся сюжетных линий. Айзек привносит своему персонажу едва уловимое высокомерие, которое прекрасно играет против темных настроений героя Дефо. Их дружеское общение дает новые силы Винсенту. Работа Гогена получает признание в Париже, и отъезд становится поворотной точкой гениальном безумии: отрезанное ухо должно было оказаться у Гогена в кровавом листе бумаги с надписью: «Вспомни меня».

Казалось бы, тысячу раз читанная история об изувечившем себя страдальце. Однако Шнабель виртуозно фильтрует все события через свое собственное видение биографии живописца, включая таинственные обстоятельства его смерти. Поскольку режиссер хотел показать путь творца к написанию картины от самого начала и до конца, львиную долю хронометража он посвятил прогулкам Винсента, видящего мир по-своему. Это особое видение создал на экране оператор Бенуа Беломм («Вселенная Стивена Хокинга»), используя для этого ряд технических приемов. Окружающая природа нередко демонстрируется зрителю через субъективную камеру: необычные ракурсы, геометрические искажения, виртуозно выполнена цветокоррекция в присущей Ван Гогу цветовой палитрой, с преобладающим желтым, играющим на контрасте с синим — любимейшие цвета живописца. Тихо угасающий рассудок художника передают монтажные наложения кадров. Режиссер и оператор вовлекают зрителя не просто в повествование, делая его лишь сторонним наблюдателем, но стремятся его смотрящего одним из активных участников событий.

«Мы все неизлечимо больны жизнью, — поясняет Шнабель. — Живопись незримо связана со смертью в том смысле, что искусство позволяет художнику обмануть смерть. Мы видим картины из жизни, но жизни прошлой, а не будущей. В фильме Винсент понимает, что ценители его творчества еще не родились, и все же это не останавливает его. Когда он смеется в поле, умываясь грязью, он не кажется несчастным человеком. Он чувствует, что живет именно в том времени и в том месте, в котором должен жить. Он наслаждается самой жизнью».

Volga

Лента Джулиана Шнабеля едва ли вписывается в жанр байопика. Перед нами экспрессионистское полотно, меняющее свой темп и жанр, подобно стилю самого Ван Гога. Она целиком погружает зрителя во внутренний мир творящего гения и делает его сопричастным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.