обзоры

Сто дней без потребительства

28 марта в российский прокат выходит немецкая комедия «100 вещей и ничего лишнего» Флориана Фица о неизбежности цифровых технологий и торжестве вечных ценностей.

@Ксения Масленникова

Новый фильм — молодого режиссера Флориана Фица «100 вещей и ничего лишнего» обращается к актуальным для нашего времени темам — зависимости современного человека от гаджетов вообще и культуре потребления (об этом не раз упоминают разные герои фильма), в частности. Современная техника, эти внешние расширения человека, по словам гуру медиатехнологий Маршала Маклюэна, определяет потребности потребителя и лучше его знает, что тому нужно: алгоритмы анализа историй посещений сайтов, покупки он-лайн, маршруты из дома на работу и т.д. В концепции «Наны», умного приложения, созданного двумя героями фильма, явно прослеживаются черты эппловской «Siri» или отечественной «Алисы». Люди в столь деликатном положении могут противопоставить технологиям лишь вечные ценности: простое человеческое счастье и истинную дружбу, что бы это ни значило.

Фильм строится по достаточно стандартной для жанра схеме — комедия с элементами драмы. Начало сделано в духе классической комедии положений: масса забавных ситуаций и гэгов.

Неразлучные друзья, Пауль (Флориан Давид Фиц) и Тони (Маттиас Швайгхефер), создают приложение, анализирующее данные и подстраивающееся под пользователя смартфона, фактически обычный алгоритм контекстной рекламы. Однако в ходе презентации выясняется, что программа на деле заставляет пользователя совершать все большее количество покупок. «Нана» тотчас выкупается крупной компанией, которая обещает разработчикам один миллион долларов за чудо-приложение. Все бы ничего, но на вечеринке по случаю сделки, друзья, как истинные интеллектуалы, — а стало быть, представители интеллигенции, обязанные по законам жанра быть совестью нации и сердцем болеть за исторические судьбы прогресса, — ссорятся на почве зависимости от вещей, потлача, общества потребления, массовой культуры, интеллектуалов и власти и истеблишмента, и заключают пари — провести 100 дней без потребительства.

Ближе к середине чистая по форме комедия постепенно дополняется драматическим и мелодраматическим компонентами. В самый разгар пари один из друзей, а именно Тони, встречает девушку Люси (Мириам Штайн), которая также оказывается втянутой в спор. Ставки в пари о бессребренном существовании, блаженной жизни и протестной культуре повышаются.

К финалу жанр драмы становится преобладающим: на передний план выходят взаимоотношения героев, сложившаяся ситуация принимает новые формы, а первоначально комедийное положение героев перестает быть таковым. Дэвид Цукерман (Артём Гильц), глава корпорации собирающейся купить «Нану», предлагает Паулю бросить друга и компанию, уехать в Америку продвигать приложение за океаном, для использования далеко не в самых благих целях. Пауль, движимый чистыми помыслами, отказывается сотрудничать и продавать приложение. В это же время роман Тони и Люси дает трещину. Оказывается, что девушка страдает клептоманией и всячески пыталась скрыть это от нового бойфренда. После всех прожитых перипетий и злоключений оба героя проигрывают пари, но этот проигрыш не является для них существенным, так как они обретают новые, более важные ценности, полученные в ходе соревнования (любовь, обретение идентичности, осознание ценности традиционных ценностей и т.д.). Но, при условном проигрыше друзей, им все же удается одержать верх над антагонистом, припася козырного туза в рукаве. Дэвиду Цукерману все же удается добыть «Нану» для своих для коммерческих целей. Но во время презентации приложения и повсеместной его установки на устройствах пользователей случается непредвиденное. Зная помыслы Цукермана, Пауль закладывает в программу вполне киберпанковскую задачу. Когда приложение массово устанавливается на смартфоны, оно тут же информирует людей об опасности поддаться потреблению и т.п. Замысел Цукермана терпит фиаско.

Тема соревнования поддерживается и на визуальном уровне. В фильме присутствует несколько сцен, в которых сопоставляются действия Пауля и Тони в рамках одной ситуации. Первая сцена представляет собой параллельный монтаж этапов утреннего пробуждения каждого из друзей. Таким образом, зритель знакомится с главными героями и их приоритетами, с которыми в ходе спора им придется на время расстаться. Для Пауля — это его смартфон с новым приложением, для Тони — средства гигиены и дорогие костюмы.

Подобным образом решена сцена первого дня спора. В первый раз — когда друзья просыпаются в абсолютно чистых от вещей квартирах и первое, что они вспоминают, это те же смартфон и костюмы. Во второй — когда Пауль и Тони добираются до склада со своими вещами и думают, что взять в первую очередь.

Вообще, нужно сказать, что подобных сцен, в которых раскрывается различное поведение героев в одной и той же ситуации достаточно много, и они периодически появляются в канве повествования фильма. Нередко в решении подобных сцен используется полиэкран, в котором каждому герою отводится своя половина кадра.

Отдельно стоит упомянуть и о прекрасном актерском дуэте Флориана Фица и Маттиаса Швайгхефера. Благодаря великолепному взаимодействию актеров в кадре, зрителю интересно и нескучно следить за соревнованием и взаимоотношениями главных героев на протяжении фильма.

В «100 вещей и ничего лишнего» содержится масса сатирических отсылок на современные фильмы и медийные персоны. Например, меткий экивок в сторону книги и фильма «Пятьдесят оттенков серого». Не забыты и герои нашего времени: персонаж Дэвида Цукермана объединяет в себе черты Марка Цукерберга (внешний облик, фамилия и схожая история про сбор данных пользователей через социальную сеть Facebook) и Илона Маска (Цукерман изобретает крутые технические гаджеты, но ирония фильма в том, что девайсы оказываются непригодными для использования).

Интересен и визуальный компонент фильма. Прекрасная операторская работа. Визуальные акценты, поддерживающие драматическую составляющую фильма: в конце фильма Тони меняет привычные для себя контактные линзы на очки — изменение внутреннего мира героя, переосмысление своих приоритетов.

Флориан Фиц снял пристойную комедию для широкой зрительской аудитории: кроме вполне приличного юмора и оригинальной визуальной составляющей можно позволить себе в зале порефлексировать, немного, о гибели цивилизации и порадоваться за торжество вечных ценностей.

100 veschey

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *