новости кино обзоры

Санкционный смотритель. «Заповедник» выходит в прокат

Лирическая комедия «Заповедник» Анны Матисон по мотивам одноименной повести Сергея Довлатова выходит в российский прокат.

@Максим Казючиц

Лирическая комедия «Заповедник» Анны Матисон по мотивам одноименной повести Сергея Довлатова выходит в российский прокат. Режиссер — Анна Матисон, литературная основа — проза знаменитого писателя-диссидента и впечатляющий актерский состав (Сергей Безруков, Евгения Крегжде, Анна Михалкова, Гоша Куценко, Александр Семчев, Мария Богданович, Дмитрий Хрусталев, Виктор Бычков, Соня Евстигнеева, Ярослава Дегтярева, Александр Тютин, Полина Гагарина, Леонид Агутин)
Время Довлатова, проза Довлатова — его диалог со своим временем, беспросветным мороком брежневского застоя и месседж будущему — вера в самого человека, который сохраняет свою духовность, порой в самых немыслимых местах, в которых ни власти, ни цензуре, ни государственной культурной политике (что почти то же самое) просто не придет в голову искать. В ужасе умирающей в конвульсиях системы писатель видел почти невозможное — комическую сторону с разнообразными оттенками иронии, лиризма, трагизма, фантасмагории. Бог знает, каких усилий это ему стоило, но видел. Повесть «Заповедник» Довлатов завершал в эмиграции в США, где затем и вышло первое издание.

Zapovednik

Пушкин А. С., как известно, наше всё, фактически возглавил пантеон советской духовной культуры, в свое время экспроприированной и коллективизированной заодно с фабриками, заводами и сельским хозяйством и безропотно вставший на службу новой власти. Специфически брежневское, совковое, гиперматериалистическое понимание абсолютно нематериальной вещи — поэзии, прозы, тем более пушкинской, — виртуозно схвачено и передано Довлатовым. Искренняя любовь людей к Пушкину, пусть и нелепая, сама по себе тихо отказывается служить системе. В самом музее-усадьбе, заповеднике все есть симулякр: этажерка, посуда, мебель, — ибо и посуда, и мебель, и даже этажерка собирались через несколько десятилетий после убийства поэта. Похоже, единственное, что действительно настоящее, так это река, луга и поля, по которым когда-то прогуливался юный гений. Лэндскейп и еще раз лэндскейп, вот, товарищи, основа истинного артпространства.

Zapovednik

Теперь здесь прогуливается вечно брюзжащий, болезненно рефлексирующий интеллигент в душе и недоучившийся гуманитарий, альтер эго — традиционно — самого Довлатова (в фильме его играет Сергей Безруков). Так в повести.

Впрочем, аутсайдер аутсайдеру рознь, у Матисон герой-неудачник — гитарист, вполне респектабельный, более напоминающий яппи, решившего вспомнить аромат цветов молодости и облачишегося, во что обычно облачаются хиппи? Аналогия в фильме построена средствами кожаной куртки,  гитары и светлой памяти о подпольном роке. Жена и дочь и вовсе планируют стать патриотками, то есть покинуть Россию навсегда и любить ее из Канады.

Zapovednik

Довлатовский неудачник — не хиппи и не яппи, он именно типичный русский интеллигент, то есть неудачник, неустроенный, неумеющий жить, размышляющий над чем-то, ищущий кого-то, грустящий от чего-то. Но в том и сложность, что это неизбежные последтвия рефлексивной деятельности. Поэтому довлатовский герой так органически невыносим для всех, кто в системе, для самой системы. Он человек бесполезный, а стало быть, опасный, поскольку непрерывно думающий.

Надо отдать должное, все эти странные люди, обитатели заповедника, все они искренне любят Пушкина:

«Все служители пушкинского культа были на удивление ревнивы. Пушкин был их коллективной собственностью, их обожаемым возлюбленным, их нежно лелеемым детищем. Всякое посягательство на эту личную святыню их раздражало. Они спешили убедиться в моем невежестве, цинизме и корыстолюбии» (Довлатов С. «Заповедник»).

В фильме события глухих годов брежневской эпохи переехали в года санкционные, — на самом деле практически без изменений. Постановщики, однако, словно опасаясь, что зритель заскучает, то есть зритель массовый (вполне возможно даже не знающий, кто такой Довлатов, а это важно) старались — совершенно искренне притом — сделать смешной фильм. Работа актеров, постановка сцен, декорации все-таки работают в режиме кинокомедии. 

Zapovednik

Проза Довлатова — это многоуровневый текст, который на самом деле рассказывает об ужасном духовном оскудении, когда народ и государство давно смотрят в разные стороны, словно невыносящие друг друга супруги вынужденные делить одну постель бог знает, из-за чего.
Ради зрительского кино, также опасаясь, вероятно, что брежневское время это скучно (с этим не поспоришь), нарратив повести радикально перепрошили. Усадьба-заповедник превратилась в Pushkinworld — очень опознаваемый современный культурный объект, который был совсем неплох и несколько сотен лет и не несколько десятков лет назад, но внезапно по мановению откуда-то из министерства претерпел печальные трансформации: как всегда, беспокоясь о молодом поколении, культурный объект федерального уровня решили сделать модным местом. В контексте Михайловского это означало ребрендинг, кафе, развлекательные инсталляции (например, русалка на дубе том) и пр., исполненные заботы о народе.

«Проза Довлатова была многократно легче, чем нам удавалось ее переложить. Уходил текст от автора – терялся воздух, появлялся не весть откуда взявшийся пафос, – вспоминает Анна Матисон. – В результате пришли к выводу, что объять необъятное нельзя. Кино – оно изначально проще, чем книга, надо было отказываться от чего-то. Надо было выделить главное. А главное – это последние слова в повести: «если ты нас любишь». Как только мы начали строить всё через линию этих непростых отношений, всё сложилось. Мы оставили каждый эпизод между героем и его женой, — все они изумительно просто экранизировались, выстраивались в точную конструкцию кино. Всё остальное – сверху. В результате появилась верная интонация» (Анна Матисон, режиссер).

Поскольку текст постепенно изменялся и достаточно далеко ушел от оригинала (хотя осталось немало), то неизбежно ушли все те художественные задачи, которые ставил Довлатов когда-то. «Заповедник» — это яркий далеко не стандартный, но совершенно зрительский фильм, классический артмейнстрим, который призван развлекать, поучая. Прекрасная возможность провести выходные в кино со взрослыми (16+) детьми и или с теми, за кого мы в ответе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.