обзоры

Итоги ММКФ-43. Новые программы для нового мира

По итогам 43-го ММКФ журнал Телекинет предлагает  обзор основных победителей в основных номинациях, рассказывает о ретро и непонятых побежденных. Текст Елены ПАТЕЕВОЙ

@Елена ПАТЕЕВА

Последним пресс-показом 43-го Московского Международного кинофестиваля стала драма Джонатана Носситера «Последние слова». Отобранный для Каннского фестиваля 2020 года, который ввиду всем известных причин не состоялся, бесконечно заунывный фильм о кино при Конце света удивительным образом стал хорошим способом переосмыслить программу ММКФ этого года, разобрав ее по лейтмотивам.

Вымирающее человечество в фильме Носситера находит в кинематографе универсальный язык, объединяющий, социализирующий, возрождающий — кинопроектор напоминает не дает нам шанса расстаться с метафорикой платоновского мифа о пещере, обещает и свет в конце туннеля, и безболезненную смерть, анестезированную иллюзией, и вечную жизнь на пленке тоже обещает — а заодно и оправдание этой жизни в виде остающегося за нами следа, ведь огромные кучи мусора следом не назовешь. 

Этот не слишком свежий взгляд, нивелирующий виртуальное, вкупе с объявленными за несколько часов до этого лауреатами, дает ироничный смысловой контрапункт. 

Главный приз ММКФ’2021 присужден румынской картине #засранка / #dogpoopgirl (реж. Андрей Хуцуляк), Андрея Грэмоштяну стала лауреаткой «Серебряного Георгия» за лучшую женскую роль. Как тематически, так и интонационно фильм, как уже многими было отмечено, рифмуется с, пожалуй, главным хитом фестиваля, последней картиной Раду Жуде со звучным названием «Неудачный трах, или Безумное порно», до этого взявшей главную награду Берлинале. Оба румынских фильма посвящены травле за утекшее в сеть видео, оба предлагают переосмысление мира, определяемого властью медиума, оба про засоренность информационного поля и безнадежную зараженность человечества человеческой же природой. Оба играючи доводят коллизию до абсурда и эффектно разрешают ее еще большим абсурдом.

«Серебряный Георгий» ушел к «Кровопийцам» Юлиана Радльмайера, «Марксистской вампирской комедии», как гласит почему-то не переведенный при локализации подзаголовок. Впрочем, комедия получилась не слишком смешной, во время пресс-показа зал, кажется, ни разу не засмеялся. Размазанное высказывание о борьбе с вечным кровососущим капитализмом, который, впрочем, в силу отсутствия идеологической отягощенности вовсе не против того, чтобы эмигранты из социалистических государств снимали свое кино про вампиров на деньги вампиров-капиталистов с вампирами-капиталистами в главных ролях — о борьбе или смирении. 

Осмыслению исторического и, если конкретизировать, советского наследия посвящена не только получившая приз за лучшую режиссуру «Последняя “Милая Болгария”» Алексея Федорченко, но и программа «Русский след», и вошедшая в основной конкурс «Кофейня в поле» — режиссерский дебют Сяофаня Ши о неодолимом одиночестве всех потерянных детях бескрайней Внутренней Монголии, ищущих забытого в космосе советского космонавта, или красный грузовик, увозящий девушек на юг, или хрупкого чувства сопричастности — фильм, который все никак не заканчивается, хотя, кажется, сюжетно успевает завершиться несколько раз подряд, с каждым разом становясь все бессмысленнее. 

ММКФ стабильно щедр на ретроспективы, в этом году специальные программы были посвящены Майклу Эптеду, Симоне Синьоре и Иву Монтану, классике итальянского кино. Посмертная ретроспектива Ким Ки Дука вернула на экран основные картины режиссера от радикальных — «Крокодил» и «Остров» — до более зрительских — «Весна, лето, осень, зима… И снова весна» и «Пьета». Можно было посмотреть целых три фильма о любовных треугольниках — «Третья мещанская» Абрама Роома, «Серенаду трех сердец» Эрнста Любича и «Жюля и Джима» Франсуа Трюффо.

Как стало очевидно еще в прошлом году, новому миру – новые программы. Кинематографу пандемии в рамках ММКФ была посвящена как особая программа «Локдаун», так и более привычная «Эйфория» – на этот раз «Эйфория изоляции». Эсхатологического, однако, было не так уж много: за постапокалиптику в этом году отвечал «Подвал» корейского режиссера Лян Хён Цоя, а за падение метеоритов «Собака не перестанет лаять» аргентинки Аны Кац. 

Если игровые байопики «Туве» (реж. Зайда Бергрот) и «Мисс Маркс» (реж. Сюзанна Никкьярелли) рассказывали об известных женщинах, то в документалистике протагонстами в основном были мужчины: например, номинированный на Оскар «Агент-Крот», «Герр Бахман и его класс», «Шпеер едет в Голливуд». Нельзя не упомянуть и «Дурова» 

Для женского кино, впрочем, на этот раз были выделены аж три особых программы — не только «Кинорежиссерки нашего времени», но и «Кинематограф Китая. Женский взгляд», в рамках которого можно было посмотреть пронзительных «Девушек старого» и «Историю нежной нелюбви», и «Женское кино Израиля» с «Асей» — все три картины, посвященные материнско-дочерним отношениям, определенным образом рифмуются с «Моей Зои» Жюли Дельпи, наконец-то добравшейся до Москвы. 

Нельзя оставить без упоминания «Криптополис» Дэша Шоу, анимационный фильм о правах вымышленных («как мы привыкли думать») существ, вынужденных скрываться от людей, — яркий, смелый, с той, в силу сюжета, степенью инклюзивности, которой так часто не хватает массовому игровому кино. Впрочем, «Криптополис» не единственное яркое пятно фестивальной программы. 

Не все досидели до финала «Ужаса на 61-й Улице» — режиссерский дебют Даши Некрасовой о девушках, заселившихся в бывшую квартиру Джеффри Эпштейна и ввязавшихся в конспирологическое расследование его преступлений, откровенный, мистический, с обилием цитат, смазал впечатление несколько тривиальным финалом. Уже, можно сказать, ожидаемо впечатляющий смесью конспирологии и фантасмагории стал и «Сбой в матрице» документалиста Родни Ашера, созданный целиком с помощью компьютерных технологий. Похожее на аниме «Бистро» Мики Нинагавы, театрально перформативный «Вкус» Ле Бао, исследующий грани табуированного «Святой Нарцисс» Брюса ля Брюса — ММКФ предложил зрителям кинематографический опыт на любой вкус. Жаль, что по-настоящему запоминающихся картин было не так уж много. Впрочем, в отличие от героев «Последних слов» мы можем быть уверены, что последнее слово все еще остается за кино, которое еще не снято. 

 

ГЛАВНЫЙ ПРИЗ «ЗОЛОТОЙ ГЕОРГИЙ» 

#засранка, Румыния, режиссер АНДРЕЙ ХУЦУЛЯК

 

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРИЗ ЖЮРИ «СЕРЕБРЯНЫЙ ГЕОРГИЙ»

КРОВОПИЙЦЫ, Германия, режиссер ЮЛИАН РАДЛЬМАЙЕР

 

ПРИЗ «СЕРЕБРЯНЫЙ ГЕОРГИЙ» ЗА ЛУЧШУЮ РЕЖИССЕРСКУЮ РАБОТУ

ПОСЛЕДНЯЯ «МИЛАЯ БОЛГАРИЯ», режиссер АЛЕКСЕЙ ФЕДОРЧЕНКО, Россия

 

ПРИЗ «СЕРЕБРЯНЫЙ ГЕОРГИЙ» ЗА ЛУЧШЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ МУЖСКОЙ  РОЛИ

СОХЕЙЛ ГХАННАДАН («Сын»), Иран

 

ПРИЗ «СЕРЕБРЯНЫЙ ГЕОРГИЙ» ЗА ЛУЧШЕЕ ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕНСКОЙ РОЛИ

АНДРЕЯ ГРЭМОШТЯНУ («#засранка»), Румыния

 

ПРИЗ «СЕРЕБРЯНЫЙ ГЕОРГИЙ» ЗА ЛУЧШИЙ ФИЛЬМ ДОКУМЕНТАЛЬНОГО КОНКУРСА

САБАЙЯ, режиссер ХОГИР ХИРОРИ, Швеция

 

ПРИЗ ЗА ЛУЧШИЙ КОРОТКОМЕТРАЖНЫЙ ФИЛЬМ

КОЛЛЕГИ, режиссер  ЯННИС АЛЕКСАНДЕР КИФЕР, Германия

 

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРИЗ ЗА МНОГОЛЕТНЕЕ СЛУЖЕНИЕ ИСКУССТВУ КИНО

ВАЛЕНТИН ГАФТ  (Россия) 

 

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРИЗ «ЗА ПОКОРЕНИЕ ВЕРШИН АКТЕРСКОГО МАСТЕРСТВА И ВЕРНОСТЬ ПРИНЦИПАМ ШКОЛЫ  К.С. СТАНИСЛАВСКОГО»

СЕРГЕЙ НИКОНЕНКО (Россия)

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.