обзоры

«Эйфель». Любовь и заклепки

14 октября в прокат выходит производственная мелодрама «Эйфель» с Роменом Дюрисом и Эммой Маккей в главных ролях, режиссер Мартин Бурбулон

@Нина СПУТНИЦКАЯ

14 октября на российские экраны выходит производственная мелодрама «Эйфель» с Роменом Дюрисом и Эммой Маккей в главных ролях, режиссер Мартин Бурбулон. История дерзкого проекта — самой знаменитой французской башни, ставшей визитной карточкой города и must seen всех романтиков не могла обойтись без джентльменского набора штампов образцовой мелодрамы. Однако и от стандартной лав стори «Эйфель» отличается. 

Это история любви настоявшейся, созревшей, но открывающей новые оттенки под промозглым небом Парижа и под его крышами: в душных, пропахших табачным дымом кабинетах, неуютных цехах и темных припыленных нафталином интерьерах. Она присыпана клочьями сухой земли и обуглена раскаленным металлом, подкопчена ночными кострами и утренними туманами над Сеной, разбавлена критикой газетчиков и карикатурами. Однако душистые сады и солнце Бордо согреют зрителя в флэшбэках, которых в ладно скроенной картине также немало.

Париж, третья декада  XIX века. Дерзкий и порывистый Гюстав Эйфель, вдовец, отец семейства, полон грандиозных планов и, как оказалось, нерастраченной сексуальности. Получив орден Соединенных Штатов за Статую свободы, он горит проектом Парижского Метро и с легкостью отметает идею 300-метрового строения для Всемирной выставки 1989 года, ибо желает служить вечному, а не сиюминутному. Однако неожиданная встреча с женщиной из прошлого в корне меняет планы инженера.

Романтическое влечение юного Эйфеля и лакуны в его биографии дали авторам повод выстроить гипотезу о возможном продолжении романа селф мэйд мена, сына эмигрантов из Германии и дочери высокомерных буржуа Андриенн Бурже и объяснить неистовое желание преуспевающего архитектора взяться-таки за строительство нелепой металлической башни. 

Конфликт голливудской и французской традиции — не иллюзия, он глубоко проник в структуру повествования и то и дело напоминает о себе. Сценаристка картины
Каролин Бонгран начинала разрабатывать историю, будучи еще слушательницей курсов мастерства в Университете Южной Калифорнии. Однако история так и не тронула американцев, а французский гигант «Пате» заинтересовался сценарием только после его серьёзной доработки Мартином Броссоле (муж Каролин). Появление ключевого слоя повествования — остросюжетных нюансов строительства башни, введение в историю эпизодов с персонажами городской среды, символом которых и призван стать стальной гигант, по сути, спасло замысел.

Кастинг фильма, безусловно, стал одной из самых сильных его сторон. Дюрис, умело совмещающий спонтанность в работе на площадке с серьезной подготовкой к роли в архивах, был единственным, кого режиссер видел в роли неутомимого инженера.

«С первых минут фильма зрители почувствуют энергетику Гюстава Эйфеля. Он быстро говорит, быстро ходит, он не может терять время. Следующая за ним камера находится в постоянном движении. Затем появляется Адриенн, и мизансцена, как и поведение Эйфеля, кардинально меняется. Захлестнувшие чувства вынуждают Гюстава сбавить скорость. В сцене, которую мы сняли одним кадром, время как будто останавливается… Этот кинематографической прием помогает зрителю лучше понять персонажей и их чувства» —  Мартин Бурбулон, режиссер.

В итоге гениальное решение заменить заклепками болты приходит к Эйфелю — эдакому Стиву Джобсу XIX столетия, — в финале фильма почти также внезапно, как многие другие озарения…

Изящная француженка, получившая мировую известность после работы в британском сериале «Сексуальное просвещение» Маккей, в которой продюсер «Эйфеля»  Ванесса Ван Шауле признала будущую Мэрил Стрип, предстает в роли загадочной дамы сердца знаменитого инженера. 

«На меня произвели большое впечатление декорации основания башни, которые наши строители возвели в натуральную величину. Это было невероятно! Наверное, моя неискушенность была моим главным достоинством в этом приключении. Но оно и к лучшему — я люблю удивляться» — Эмма Маккей, актриса.

Действительно, притягательная маргиналка в исторически достоверном аутфите и украшениях, подобранных в сеты, согласно современным трендам, и томным взглядом — не позволяет «Эйфелю» стать всего лишь романтическим байопиком и привлекает даже юного зрителя в мир неспешной, обстоятельной мелодрамы в историческом экстерьере. И даже эротическая сцена «18+» вплетена органично и стильно, нисколько не нарушая уважительный тон авторов и не закрывая социально-критический подтекст картины. Башня Эйфеля — это, кроме всего прочего, и произведение отчаянных рабочих и добросовестных мастеров, веривших в талант и чутье своего пылкого руководителя, пожалуй, больше чем в его любовь.

Факты о фильме

• В апреле 2018, в день, когда загорелся Собор Парижской Богоматери, за четыре месяца до начала съёмок студия Pathé попросила переделать сценарий, который ждал своего часа почти 20 лет.

• Первую часть фильма отсняли в промежутке между концом августа и концом октября 2019 года. 1 июня 2020 года съёмки продолжились ещё 5 недель.

• Историю начали снимать с «настоящего», с 1886-1889 годов, оставив сцены молодости на потом. Переход в обратном порядке, от зрелости к молодости, был для актеров очень непрост: герои за один день теряют 30 лет жизни.

• Саундтрек писался уже во время монтажно-тонировочного периода. Композитор Александр Деспла довольно быстро сочинил основную музыкальную тему фильма и прописал различные вариации, которые отражали бы настроение той или иной сцены, сумев найти баланс между камерностью и эпичностью.

 

ЭЙФЕЛЬ / EIFFEL 

 

Дата релиза в России: 14 октября

 

Жанр: историческая мелодрама, биография

 

Режиссер:

Мартин Бурбулон — Любовь вразнос, Развод по-французски

 

В ролях:

Ромен Дюрис — Мое сердце биться перестало, Испанка, Сердцеед, Пена дней, Дыши во мгле, Все деньги мира, Наши сражения, Новая подружка, Возможно, Странный чужак

Эмма Маккей — Смерть на Ниле, сериал Сексуальное просвещение

Пьер Деладоншам — Незнакомец у озера, Пожалуйста, люби и беги прочь, Сын Жана, Щекотка

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.